МакSим для Woman.ru: «Чтобы снова удариться в работу, мне, наверное, нужно еще раз развестись…»

В интервью Woman.ru МакSим рассказала о том, из-за чего в прошлом году оставила сцену, почему приняла решение вернуться и как за это время изменилась ее жизнь. МакSим пообщалась с Woman.ru

15 лет назад имя МакSим гремело на всю страну: вместе со сладкоголосой певицей мы влюблялись, расставались, страдали от безответной любви и осознавали всю глубину фразы про трудный возраст и смятую постель.

Прошло столько времени, а певица по-прежнему будоражит наши сердца своими проникновенными, хоть и уже не такими наивными треками.

В прошлом году МакSим сообщила, что уходит со сцены из-за проблем со здоровьем, а сегодня, восстановившись, она вернулась, чтобы вновь штурмовать музыкальный Олимп. Мы не упустили возможность пообщаться с певицей о творческих планах, о дочерях, о целях в жизни и о жизни в целом.

Woman.ru: Марина, готовясь к интервью, я вычитала такую фразу: «МакSим — это закрытая книга». Согласны с таким мнением о себе?

МакSим: Да, согласна. Я действительно достаточно закрытый человек, что для публичной личности, конечно, не плюс. Мне гораздо проще открываться в музыке, нежели в обычной жизни, например, во время разговора.

Woman.ru: В вашем творчестве преобладают ноты грусти, из чего складывается впечатление, что и вы сама человек довольно печальный, может быть, даже пессимистичный.

МакSим: Это все мой голос! Мой коллектив — это двенадцать брутальных татуированных мужиков из андеграунда, так вот они называют мой голос тембром Бэмби, а меня — Снежинкой (улыбается).

«На самом деле в моих текстах нет особой печали, но есть некая меланхолия. Я все-таки за то, чтобы музыка приносила солнце, вызывала желание жить, а не наоборот».

По жизни я абсолютный оптимист, где-то даже чересчур. Может произойти непредвиденная ситуация или событие, которое шокирует, вгоняет в депрессию, но меня это обойдет стороной — спасает природный сарказм.

Woman.ru: А со стороны так и не скажешь…

МакSим: Я и мои песни — это практически полные противоположности. На самом деле на протяжении всей жизни у меня происходит некая борьба самой с собой. Я очень разная. С одной стороны, я социальный человек, но с другой — внутри меня есть то, что я просто не могу рассказать, выплеснуть. Даже в разговоре с мамой — настолько это для меня интимно. Именно поэтому долгое время я писала стихи и музыку в стол.

Woman.ru: Есть мнение, что раньше ваши песни были прямо душераздирающие, а сегодня стали более сдержанными. Возможно, на вас так отразилось материнство?

МакSим: Все дело в разных жизненных этапах. Ты растешь, взрослеешь, меняется твое восприятие окружающего мира, складываются иные впечатления от происходящего, поэтому преображается и творчество. Конечно, я и сегодня могу написать песню про трудный возраст, но это будет уже смешно. Несомненно, возраст продолжает быть трудным, но я уже не такая наивная и могу на многое уже смотреть как бы со стороны.

Woman.ru: Кстати, сегодня, исполняя песни 10-летней давности, не испытываете ли вы внутреннего диссонанса?

МакSим: У каждого из нас был тот самый трудный возраст, поэтому, объявляя песни тех лет, я искренне надеюсь, что они вызовут у зрителей приятную ностальгию, улыбку умиления. Хотя, конечно, сегодня все те переживания кажутся такими несущественными и наивными…

«Я знаю, есть артисты, которые стыдятся своих прошлых песен. Но не я. Мой подход иной».

Каждый мой альбом или концерт — это некая книга, история, и мне важно, чтобы она была прочтена на одном дыхании. Поэтому мы тщательно создаем трек-лист для концерта, но можем от него отклониться — в зависимости от настроения зала. Я всегда на энергетическом уровне ощущаю, какая композиция должна быть следующей.

«Я и подумать не могла, что материнский инстинкт — это настолько мощное чувство, которое может тебя просто испугать»

Woman.ru: Возвращаясь к материнству: как вас изменило появление детей?

МакSим: Да я обалдела! (Смеется.) Я и подумать не могла, что материнский инстинкт — это настолько мощное чувство, которое может тебя просто испугать. Ты вдруг понимаешь, что это самая большая любовь, привязанность и ответственность. Это то, что отныне и до конца жизни будет руководить тобой, будет дороже тебя…

Woman.ru: Вспомните свою первую беременность. Волновались?

МакSим: Всю первую беременность я провела в гастрольном туре и вообще не понимала, что со мной происходит: до девятого месяца скакала по сцене и только в роддоме, на второй или третий день, меня как обухом по голове «ударило» осознание того, что я стала мамой.

Я очень сильно испугалась. Помню, тогда своим помощникам говорила, что не знаю, как быть, мне просто страшно. Я до конца не понимала, смогу ли вообще работать, потому что не отходила от Саши ни на минуту. В итоге это сыграло со мной злую шутку: я превратилась в безумную, одержимую маму, которая никого не подпускает к своему ребенку и ограждает его от всего.

Мы поселились в загородном доме в поселке, где практически никто не жил. Я воспитывала дочь без няни — только я и Саша. Поэтому когда к нам в гости приезжали мои музыканты и кто-то из них вдруг начинал громко смеяться, она пугалась и плакала, потому что вообще не была готова к социуму.

«Я вдруг поняла, что не могу ни в песочницу вывести дочь, ни познакомить ее с другими детьми, потому что она не адаптирована».

Для Саши слова «пожалуйста», «спасибо» были естественной частью любого предложения, то есть, оказавшись в той самой песочнице, она не могла за себя постоять. А ведь, как известно, даже с благороднейшим воспитанием нужно уметь выживать. Поэтому мы вернулись в город и стали привыкать к социуму.

Woman.ru: Со вторым ребенком все было проще?

МакSим: Все происходило осознаннее, более спланировано. Всю беременность я летала в облаках, была окутана таким безумным теплом и заботой, что ничего не видела и не слышала вокруг себя. С Машей вообще не было никаких проблем. Во-первых, девочки даже родились очень разными — с диаметрально противоположными характерами. Маша уже сейчас может за себя постоять. Она очень далеко пойдет (улыбается).

Woman.ru: Кто из девочек больше похож на вас?

МакSим: Ни одна не похожа. Мы три абсолютно разные личности.

Woman.ru: Как в таком случае вы нашли к детям подход?

МакSим: Я работаю над собой, стараюсь не мешать Саше и Маше развиваться как личностям. Моя задача — не сломать их, а как можно больше слушать, учитывать, корректировать и предлагать. Я многому у них учусь: иногда нам, взрослым, не хватает простоты мысли. Мы что-то ищем, копаемся, долго и мучительно пытаемся найти решение проблемы, а потом может подойти ребенок и сказать простую-простую истину, что диву даешься, как сам до этого не догадался.

Woman.ru: Что лично вам дало материнство?

МакSим: Оно совершенно точно придало мне женственности. Я никогда не носила юбки, просто терпеть их не могла. Ходила в широких штанах, майках, бейсболках и другой одежды не признавала. Когда я начала сотрудничать с Gala Records (звукозаписывающий лейбл, — прим. Woman.ru), мне наняли стилиста. Меня, конечно, облачили в юбку, завили локоны. Новый образ мне дико не нравился. Но когда я показалась в таком виде в компании знакомых, они тонко пошутили, спросив: «МакSим, ты что, женщина?!»

«Я долго привыкала к новой себе, при этом люди продолжали говорить, что быть женственной мне идет».

С изменением образа менялись и повадки: до этого я была очень резкая. Сегодня смотрю свои интервью, допустим, 2005 года и замечаю, как бегали глаза, какими угловатыми были движения, манеры. Видно, что я была совершенно не женственная. Конечно, я до сих пор люблю джинсы и майки, но теперь мне также нравятся платья, блузки и юбки.

На сегодняшний день многое изменилось, причем независимо от меня, но я все равно остаюсь собой. Такой, какой была всегда. С малых лет я была этакая дочь полка: в юном возрасте меня забрали с очередного песенного конкурса в профессиональную жизнь, с 14 лет я стала гастролировать, зарабатывать деньги и думать, что стала очень взрослой. Тогда же столкнулась со звездной болезнью — все как полагается. Понятно, что с годами я менялась, но совершенно другим человеком не стала.

«Я просто поняла, что у меня больше нет ни моральных, ни физических сил продолжать концертную деятельность»

Woman.ru: Вы упомянули, что работаете с 14 лет. Такое раннее взросление не сломало вас как личность?

МакSим: Нет, я просто нашла себя, хоть и не планировала становиться артисткой. На самом деле я была большим хитрецом: сбегала с уроков на конкурсы и забирала с собой полкласса, объясняя это тем, что мне нужна группа поддержки. Своими победами покрывала несданные контрольные работы. В итоге мое фото гордо висело на Доске почета, в то время как те самые полкласса красовались на Доске позора (смеется).

Я всегда делала, что хотела, была абсолютно творческим человеком. В седьмом классе меня определили на гуманитарно-экономическое направление, которое очень пригодилось мне в жизни. Я получила образование пиар-менеджера, что тоже поспособствовало моему дальнейшему росту.

«Что касается карьеры, думаю, мне просто повезло: меня нашли взрослые состоявшиеся музыканты, и я как-то сразу попала в свою струю».

Да, возможно, при других обстоятельствах я бы не стала популярной артисткой, но то, что я должна заниматься музыкой, — это абсолютно точно. Мне приходилось петь и в переходах, но я делала это честно и с удовольствием. Одним словом, не важно, где бы я была, важно то, что я занимаюсь своим делом. Это же я хочу привить своим дочерям — найти себя.

Woman.ru: Как думаете, а что вы утратили с материнством?

МакSим: Мне кажется, что бы я ни назвала, это все будут плюсы. Я перестала быть холериком. Также до появления детей я была очень зависима от работы, от постоянного генерирования идей, поэтому перебарщивала, что сказывалось и на внутреннем состоянии, и на здоровье.

Woman.ru: Кстати, в прошлом году вы взяли творческий отпуск именно по состоянию здоровья. Удалось восстановиться за это время?

МакSим: Однозначно творческий перерыв дал мне сил, дал огня для новых свершений и все расставил по полочкам. У меня появилась возможность больше бывать с детьми: я стала проводить с ними очень много времени, наконец успокоилась и перестала думать, что я плохая мать. Мне кажется, это вечный комплекс работающих родительниц.

В то же время я убедилась, что мама должна быть занятой и не обязана превращаться в домохозяйку.

«Мама служит примером своим детям, поэтому самореализация для женщины очень важна, я считаю. Я стараюсь быть для девочек примером».

Что касается восстановления, сегодня я в порядке. Первое время не было сил вообще ни на что. Однако через короткий промежуток времени я уже начала всем звонить и говорить, что пора возвращаться. Тем не менее пауза продлилась год, как мы и планировали. За это время я переосознала себя, окружающих меня людей, весь мир. Я обрела гармонию с собой. Могу сказать, что этот перерыв был для меня очень полезным.

Woman.ru: И все-таки решиться на такой шаг в условиях стремительно меняющегося мира шоу-бизнеса не так-то просто. Вы не испытывали страха, что можете не вернуться в профессию, что о вас забудут?

МакSим: Я просто поняла, что у меня больше нет ни моральных, ни физических сил продолжать концертную деятельность. Я буквально доконала себя: мне были необходимы тишина и покой. Я нуждалась в том, чтобы снова встать на ноги и почувствовать себя в первую очередь личностью.

За последние годы из-за событий в личной жизни, бесконечных гастролей я стала замечать, что не успеваю за этой жизнью. Все началось с появлением первого ребенка: я вдвое сократила привычный гастрольный график по 30 концертов в месяц, и во мне все перевернулось. Я вдруг увидела, что город стал совсем другим, люди в нем тоже изменились. Все привычное мне с бешеной скоростью утекло, пока я жила в своем закрытом мирке, где не видела ничего кроме бесконечных самолетов, поездов и отелей.

«Это был совершенно противоположный мир, и мне пришлось заново его познавать».

Woman.ru: Судя по тому, что у вас вышел новый альбом, в течение этого года вы все-таки продолжали работать.

МакSим: Музыкой я бы продолжила заниматься при любых обстоятельствах. Звукозаписывающая студия уже давно стала моим вторым домом, а музыканты, с которыми я много лет работаю бок о бок, — родными людьми, которые понимают меня с полуслова. Они — моя семья, и от этого никуда не деться. Поэтому работа над новым материалом меня также морально восстанавливала.

Woman.ru: Насколько обширные цели вы сегодня ставите перед собой? Готовы идти в бой или все-таки постараетесь соблюдать правильный баланс между работой и домом?

МакSим: Для того чтобы прямо удариться в работу, мне, наверное, нужно еще раз развестись (смеется). Не знаю, что должно со мной произойти… Сейчас я просто включаюсь в работу, строю планы, записываю новый материал. Этот процесс небыстрый, но вполне логичный, продуманный.

Woman.ru: Не думали о том, что, открывшись аудитории как личность, вы привлечете больше слушателей?

МакSим: Я всегда такой была и уже вряд ли изменюсь. Много лет я писала стихи и никому их не показывала, потому что это был только мой мир — закрытый, интимный. Когда я решилась показать свое творчество и поняла, что меня слышат, то стала открываться именно таким способом — через песни. До сих пор самое важное для меня — то, что я могу вызвать своим творчеством какие-то эмоции.

Если говорить лично обо мне, то тут открываться я не готова.

«Конечно, всем известно, что когда артист говорит о своих страданиях и переживаниях, продажи билетов на его концерты начинают расти. Это понятно и закономерно, но это не для меня».

Да, я боюсь признаваться в своих слабостях, страхах. Это идет еще из детства: я все время гуляла с компаниями брата. Тогда был очень популярен паркур, и самым ужасным для меня было признаться мальчишкам, что я боюсь. Детские годы воспитали во мне такой стержень, что, кажется, меня уже сложно чем-либо испугать.

Все личные драмы и другие ситуации я переживала и переживаю через песни. Я выкладываю всю душу во время написания, и меня это лечит. А так же, как выяснилось, лечит еще и полстраны.

Перейти к обсуждению

25

Источник: woman.ru

Ещё новости

Добавить комментарий