Неалкогольное пиво

Пиво не надо считать алкогольной продукцией, решили в Минпромторге. Так написано в их проекте стратегии развития торговли на 2019-2025 гг. Инициативу тут же поддержали пивовары, которые, как и Минэкономразвития считают, что регулирование отрасли одно из самых жёстких в мире, и пиво нужно отделить от другого алкоголя. С чем тут же не согласились производители крепкой алкогольной продукции, посчитав это недобросовестной конкуренцией. Минздрав напомнил о национальном проекте «Демография», о том, что необходимо продолжать всемерно ограничивать потребление спиртного, например, продавать его в алкомаркетах вдали от жилых массивов – законопроект об этом находится на рассмотрении в Госдуме. Против чего, в свою очередь, выступают ФАС, Минфин и Минэкономразвития, так как из-за этого возникнут препятствия у добросовестных участников рынка и закроется множество торговых точек. Вот такой клубок противоречий.

Когда в ведомствах согласья нет?

Это не единственные «алкогольные» инициативы, которые вызывают жаркие споры федеральных ведомств и экспертов. Ранее Минздрав предложил запретить продавать крепкий алкоголь лицам до 21 года. Минэкономразвития заявило, что это «не вполне укладывается в логику других нормативно-правовых актов»: по Конституции с 18 лет наступает полная гражданская дееспособность. Законодательство позволяет с этого возраста создавать семью и обязывает служить в армии. Минфин сначала упирался, но потом дал согласие. Нет единого мнения у ведомств, стоит ли продавать алкоголь на АЗС (предложение Минпромторга) и в учреждениях культуры (Минкульт). Кстати, ещё неизвестно, как на предложение не считать пиво алкоголем отреагирует Минфин, так как именно он год назад предлагал маркировать пиво, сидр, пуаре и медовуху как крепкий алкоголь, подготовив изменения в федеральный закон 171-ФЗ. Но, как всегда ярче других выступил самый известный санитарный врач в мире, ныне депутат Геннадий Онищенко. Он предложил Минпромторгу не останавливаться, «включить пиво в рацион детских садов, школ и рекомендовать его кормящим мамам для повышения лактации, чтобы пиво сразу попадало в желудочки только что родившихся младенцев». И это самая приличная его цитата.

Если б было море пива

Причина столь жарких противоречий и нелицеприятных высказываний понятна. Статистика по потреблению алкоголя в стране не радужная. Да, доля непьющих россиян за последние годы упала с 40% до 33%, но зато выросла до 32% доля тех, кто выпивает 1-2 раза в месяц. В 2018 году каждый россиянин в среднем выпил 14,3 л спиртного – на 8% больше, чем в 2017 году. Доля пива в этом среднем увеличилась и составляет 64%. То есть, Россия уже давно пивная страна. Мы выпиваем 7,5 млрд литров в год пива и пивных напитков и только 2,5 млрд литров прочего алкоголя. При этом 70-75% пива употребляет молодежь в возрасте от 18 до 35 лет. Нет нужды говорить, что такое пивной алкоголизм, и как он действует на несформировавшийся организм. Минздрав уже много лет предупреждает: 70% смертности мужчин трудоспособного возраста связано с алкоголем, а на две недели после Нового года приходится пик смертности в России. В то же время, есть отрасль, которая должна работать, потому, как наш народ пил и пить будет. Весь вопрос: как? Навынос и распивочно или всё же ограниченно и в меру. Помогут ли тут административные и законодательные ограничения, если, сколько законов не пиши, а всё равно пьют? И стоит ли смягчать ограничения на торговлю пивом или, наоборот, приравнять его к крепкому алкоголю и убрать торговые точки с глаз долой?

 

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

 

 

Ораз Дурдыев
Директор по правовым вопросам и корпоративным отношениям AB InBev Efes

 

В последние годы пивоваренная индустрия планомерно убивалась

В России за последние 10 лет акциз на пиво был повышен в семь раз, из-за чего на 40% снизились объемы потребления, и в индустрии было закрыто порядка 13 крупных производств. По сути, пивоваренная индустрия планомерно убивалась. В прошлом году, когда удалось остановить падение и заморозить размер акциза, впервые за последние десять лет произошел небольшой прирост в объемах производства.

Есть политика государства по деалколизации населения и снижению неблагоприятного воздействия алкоголя на здоровье граждан. Согласно этой концепции должно происходить смещение структуры потребления алкоголя от более крепкого к слабому. В своё время после отмены сухого закона, когда стало ясно, что он не сработал, именно по этой концепции были построены винодельни и пивоваренные заводы для того, чтобы мягко внедрять эту культуру потребления и смещать её в сторону слабых алкогольных напитков.

Однако последние десять лет пошёл обратный тренд: падение потребления пива и рост по крепким напиткам. Поскольку покупательная способность населения находится не на высоком уровне, потребитель очень чувствителен к цене. Соответственно, он платит по факту за спирт. Чаще всего население стало делать выбор в пользу суррогатного дешёвого алкоголя. Чем менее доступным по цене мы делаем легальный алкоголь, тем более  слабоалкогольный продукт, тем более востребован нелегальный сектор, по сути, такими методами мы его поощряем.

Что касается многочисленных разговоров о «порошковой» структуре нашего пива, то это не более чем распространённый миф. Пивоваренный бизнес очень сложный, производство пива – огромный комплекс. Пиво охлаждается, нагревается, проходит фильтрацию, цикл может занимать до 26-30 дней в зависимости от сорта. Этот продукт уникален тем, что его невозможно подделать и от него никто не травится. Из порошка пиво сделать невозможно. Более того, оборудование, все ингредиенты проходят тщательный отбор и контроль пивоваров. Потому, что для них – это искусство, уважающий себя пивовар не будет поступаться его принципами. К тем брендам, которые производятся по всему миру и у нас в России по лицензии, применяется особый контроль.

Наше пиво проходит по всем международным гостам. Более того, когда мы устраивали слепые тесты для потребителей, журналистов, наливали одни и те же сорта, которые производятся за рубежом и у нас, побеждали российские сорта. Таким же был и результат недавних исследований Роскачества. Они подтвердили, что произведённое у нас пиво больше соответствовало заявленным органолептическим требованиям, чем зарубежное. 

 

Вадим Дробиз
Директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя «ЦИФРРА»

 

Недостаток культуры пития у нас – от недостатка денег

Российский алкогольный рынок находится в ситуации демографического кризиса. Пиво – это молодежный напиток, 70% его объема выпивают молодые люди от 18 до 35 лет. В стране с 1990 по 2002 годы рождалось детей в два раза меньше, чем в предыдущий  период. В 2008 году это поколение вышло на пивной рынок, двенадцать лет он падал, и сократился за эти годы почти на треть. Демографический кризис на нём закончился в 2019 году. Тем не менее, молодых людей от 18 до 29 лет у нас сегодня в два раза меньше, чем 10 лет назад. И пьют они в основном пиво, особенно в городах, на водку они переходят к 29 годам, когда осознают себя мужиками. А так, водку пьют в основном в асоциальных населённых пунктах, где нет работы, и, соответственно, у населения мало денег. Там меряют алкоголь по градусу: купили нелегальной водки на 100 рублей, чтобы шарахнула, и отключились.

Таким образом, общий объем потребления пива за это время упал, но на душу населения его размер практически не изменился. Более, того считать на душу, как это делает Минздрав и во всём мире, категорически неправильно. У нас, как и во всём мире за последние 30 лет произошло катастрофическое старение населения. Старики после 60 лет алкоголь почти не употребляют. Если необходимо достоверные данные получить и проанализировать, надо включать в исследования население в возрасте от 15 лет до 55-60 лет. Поэтому никакого снижения потребления на душу населения в спирте, о котором говорит Минздрав с 18 литров до 9,3 у нас нет. Потому, что у нас никогда не было 18 – эта цифра взята с потолка в 2008 году господином Онищенко, когда он возглавлял Роспотребнадзор. У нас потребление алкоголя было где-то 12,5 – 13 литров на душу населения. А сегодня примерно 11,5 литров.

Много говорят о том, что надо внедрять в России культуру пития, как на Западе. По моему мнению, культура потребления алкоголя – это, прежде всего, место потребления. Есть структура потребления, то есть расклад, сколько потребляется на душу вина, пива, крепкого алкоголя. По ним – мы с 2008 года пивная страна, мы потребляем пиво на среднеевропейском уровне. Почему у нас пьют во дворах, в скверах, на лавочках? Потому, что алкоголь безумно дорог. Если судить по соотношению цен на алкоголь и зарплат на Западе и в России, там алкоголь дешевле в 5-7 раз. Поэтому на Западе 45% алкоголя выпивается в барах, кафе, ресторанах, которых в разы больше, а у нас только 3-5% выпивается в питейных заведениях, ограниченным числом населения просто от недостатка денег.  Вот что такое культура пития. У нас и бомжи бы не отказались выпивать в барах,   кафе, ресторанах, были бы у них деньги. Нет у них классовой ненависти к коньяку Hennessy и винам Бордо.
 

 

Александр Мохов
Профессор Московского государственного юридического университета, эксперт по вопросам медицинского права

 

Инициативы по смягчению правил торговли алкоголем противоречат президентской стратегии демографического развития

В вопросах регулирования сбыта алкогольной продукции «закручивать гайки» правовыми методами – не всегда лучший путь. По крайней мере – это лишь один из возможных механизмов, так как проблема носит комплексный характер.

Как юрист хотел бы обратить внимание на два документа, имеющих стратегическое значение в вопросе сохранения здоровья нации. Это Указ Президента от 6 июня 2019 года № 254 «О стратегии развития здравоохранения». В нём угрозами национальной безопасности названы достаточно высокий уровень распространения наркомании и алкоголизма. И еще один президентский Указ 2015 года  «О стратегии национальной безопасности». В его 72 пункте указано, что угрозами национальной безопасности в сфере охраны здоровья граждан также являются наркомания и алкоголизм.

А теперь давайте посмотрим исходя из данных документов стратегического планирования на предлагаемые инициативы либерализации торговли алкоголем. Они могут нас приблизить к решению поставленных  президентом задач? А это не только  борьба с указанными негативными явлениями, но и повышение продолжительности и качества жизни, решение демографической проблемы, которая очень остро стоит в России и так далее. На мой взгляд, не только приближают, но и отдаляют и очень серьёзно.

Подобные предложения со ссылкой на необходимость развития экономики можно назвать аспектом застарелого мышления, потому, что на экономику надо смотреть уже совсем по-другому. Мы сейчас находимся на этапе смен технологического уклада, на наших глазах те экономические модели, которые сложилась в 19-20 веке, очень быстро меняются. Глобальными трендами сегодня являются биоэкономика, цифровая экономика и даже пишут о паномике, когда во главу угла ставится не просто абстрактные прибыль бизнеса и создание рабочих мест, а человек, стабильное развивающееся общество.

Пивоваренная промышленность, которую предлагают простимулировать, она что, двигает прогресс, несёт какие-то новые технологии обществу? Эта сфера, если говорить в целом об алкогольной промышленности, однозначно негативна для общества, для конкретного человека. Но мы не можем пока отказаться от неё, это понятно. По отношению к ней надо действовать как с табаком, когда была создана на международном уровне однозначная стратегия борьбы с табакокурением, и Россия к ней тоже присоединилась. И бизнесу стало постепенно понятно, что эта сфера не перспективна. Алкоголь в целом по негативному влиянию на человека сильно не отличается от табака. 
С пивом ситуация еще менее приятная. Относительно него звучат аргументы, мол, это не крепкий алкоголь,  и возникает определённое лукавство. Пиву свойственны несколько особенностей. Первое: высокая пищевая ценность. Добавляем нашу привычную гиподинамию, и получаем ожирение, за которым следует целый букет заболеваний. Россия вырвалась в 2000 годы в мировые лидеры по ожирению. В пиве присутствуют фитоэстрогены, а это изменение гормонального фона, нарушение половой сферы, репродуктивного здоровья. О каком росте демографических показателей тогда может идти речь? Плюс, опять же, за этим следует комплекс других заболеваний, что является нагрузкой на социум, на экономику. Кроме того, в пиве присутствует газ, который является проводником этанола, а значит, вызывает быстрое опьянение и другие эффекты, которые характерны для газированных напитков.

И, кроме того, Россия – это не страна хорошего пива. Если говорить о дешёвом, доступном продукте, то это однозначно низкокачественная продукция. Которая, помимо уже указанных негативных последствий, причиняет в связи с этим существенный вред здоровью. Причем, в первую очередь молодым людям. То есть, тому поколению, за которое мы бьёмся в плане продолжительности жизни и повышения демографии.

 

 

Игорь Косарев
Президент Союза производителей алкогольной продукции

 

Непродуманные меры регулирования торговли алкоголем могут привести к негативным последствиям

Чтобы вывести пиво из определения алкогольной продукции, для начала надо, как минимум, исправить словари Ожегова, Даля, Ушакова. И тогда можно алкоголь называть не алкоголем. Но, как его не назови, алкоголь, он и есть алкоголь – слабый или крепкий. Для меня разницы нет. Я считаю, что страна победившего пива ничуть не лучше страны победившей водки в плане негативного влияния на людей. Взять, хотя бы такое понятие, как пивной алкоголизм, который настигает быстро, а излечивается с большим трудом, к тому же отражается на внешнем облике жителей. Это видно на примере таких традиционно пивных стран, как Чехия, Германия и так далее.

На сегодняшний день в России имеется определённый баланс структуры потребления алкогольной продукции. По литражу пива производится в пять раз больше, чем крепких алкогольных напитков, но если брать крепость, то есть абсолютный алкоголь, то это примерно равные величины – по 50% крепкого алкоголя и 50% пива. Этот баланс нарушать не нужно. Люди сами в состоянии выбрать, какой вид алкогольной продукции им нужен. Все необходимые ограничительные меры, связанные с тем, что данная продукция негативно влияет на здоровье людей, предприняты, и менять их нет никакой необходимости. 

На мой взгляд, к настоящему моменту регулирование реализации алкогольной продукции завершено. Тем не менее, рассматриваются еще две ограничительные инициативы: разрешение на продажу алкогольной продукции лицам, старше 21 года, и продажа её в алкомаркетах вдали от жилых массивов.

Первое предложение почему-то кореллируется с законодательством США. Это у них 21 год – возраст совершеннолетия, с этого времени гражданин призывается в армию и имеет право жениться. При чём тут Россия? По нашему законодательству человек считается совершеннолетним с 18 лет. Предложение в наших законодательных реалиях продавать алкоголь с 21 года, по сути, это ограничение граждан в правах. Почему служить и жениться можно, а потреблять алкоголь – нельзя?

Предыдущий опыт показал, что все резкие и не просчитанные инициативы в части регулирования потребления алкоголя положительного эффекта не дали. Сухие законы вводились в Советском Союзе, США, Финляндии. Во всех случаях это привело к колоссальному росту контрафактной продукции, появлению огромного сегмента нелегальной торговли. Наиболее верный путь – эволюционные изменения. Они позволят избежать как производства и потребления суррогатного алкоголя, так и коррупционного фактора. Как это произошло, например, с введением зоны ограничения для торговли алкоголем. Данный торговый барьер определяет расстояние от объекта розничной торговли алкогольной продукцией до образовательных и медицинских учреждений, мест массового скопления граждан и мест нахождения источников повышенной опасности. Его введение открыло практически неограниченные коррупционные возможности для муниципалитетов, так как нет четких определений, как измерять расстояние от торговой точки до другого объекта, и считается ли медицинским учреждением зубоврачебный кабинет.

Второе предложение: реализовывать алкоголь только в алкомаркетах подорвет рентабельность магазинов. Крупные сети это коснется в меньшей мере, но мелкие торговые точки, так называемые магазины шаговой доступности, может просто уничтожить, особенно в сельской местности, и это создаст условия для нелегальной торговли неконтролируемой алкогольной продукций. 

Что касается попыток вывести пиво из состава алкогольной продукции, то понятно, что каждая отрасль стремится создать для себя наиболее благоприятные условия. Однако по сравнению с производителями крепких алкогольных напитков, пивовары и так находятся в привилегированном положении. Ни производство, ни розничная, ни оптовая продажа не требуют лицензии. Пиво не маркируется, в то время как на каждую единицу прочего алкоголя наносится марка, которая учитывается в системе ЕГАИС.

Такое положение дел уже привело к тому, что большой объем производства пива находится вне зоны государственного контроля. Если крупные производители установили у себя необходимое оборудование, то многочисленные ИП и пара тысяч малых пивоварен находятся в зоне слабого государственного контроля. Все это делается под разговоры о необходимости развития малого бизнеса. Ну, давайте тогда, в целях поддержки предпринимательской инициативы, легализуем частную продажу самогона. Представляете, каким будет рост числа субъектов малого бизнеса?
Для того чтобы избежать подобных негативных последствий непродуманных решений, необходимо набраться терпения, просчитывать каждый шаг, и вводить изменения только эволюционно, без кампанейщины.

 

 

 

Источник: kitchenremont.ru

Добавить комментарий